У станка на табуретке. Подростки на предприятиях Ярославской области в годы...
polytech
polytech
Статья

У станка на табуретке

Подростки на предприятиях Ярославской области в годы Великой отечественной войны

Фотография из собрания Ярославского музея-заповедника

Особенности культурной памяти

В послевоенных исторических и экономических исследованиях очень долго было принято не заострять внимание на тыле. Фронт – вот там происходили основные судьбоносные бои, принимались ключевые решения, а тыл? В тылу систематически «ковалась победа» тружениками, мужчинами и женщинами, их «организовывала партия», «подымала на трудовые подвиги». Какую-либо подробную информацию о труде 15-16-летних подростков, массово привлекавшихся на предприятия, в том числе и через систему фабрично-заводского ученичества, так же трудно обнаружить, как иголку в стоге сена.

Очень часто по юбилейным изданиям, посвященным истории заводов и фабрик, кочует одна и та же фраза – «взрослые ушли на фронт, их место заняли женщины, старики и подростки». Но в каком количестве? Откуда они появились на заводах, ведь, как нам представляется, ребенок должен в эти годы учиться. Насколько самостоятельно они принимали решения о собственной судьбе? В каких условиях работали и распространялись ли на них те же нормы и правила как на взрослых? Какое правовое обоснование было у подросткового труда и было ли оно вообще?

not loaded

Старейший рабочий ярославского комбината «Красный Перекоп» И. Д. Пастухов обучает молодого рабочего Н. Молодцова. 1945 г. Из собрания Государственного архива Ярославской области.

Миф о бесплатном советском образовании

Часто можно услышать эту фразу об эпохе 1930-х и даже 1950-х годов. Так ли это? Да, в 1930 году было введено всеобщее обязательное начальное обучение. Однако, до всеобщего среднего путь был не близок. В 1940 году платное обучение было введено в 8—10 классах средних школ, в техникумах, педагогических училищах, сельскохозяйственных и других специальных средних заведениях, а также в высших учебных заведениях. Для учащихся 8-10 классов плата составляла от 150 до 200 рублей в год. Обучение в высших учебных заведениях стоило от 300 до 500 рублей в год. Плата за обучение составляла в 1940 году в среднем примерно 10 % от семейного бюджета. Этим объясняется тот факт, что у большинства ушедших в 1941 году на фронт призывников было или начальное образование, или семь классов образования. Отмена платы за 8-10 классы произойдет лишь в 1954, за обучение в ВУЗе – в 1956 году.

Через двадцать лет после закона о начальном образовании, в 1961 году, на XXII съезде партии была выдвинута задача осуществления всеобщего среднего образования. Еще 10 лет спустя, в 1971 году, на XXIV съезде КПСС была отмечена большая работа, проведенная в стране по подготовке к введению всеобщего обязательного среднего образования. И только через пять лет, на XXV съезде КПСС в 1976 году было сообщено о завершении перехода ко всеобщему среднему образованию молодежи. Новая Конституция СССР, принятая в октябре 1977 года, в статье 45 законодательно закрепила введение всеобщего обязательного среднего образования.

not loaded

Молодой рабочий-стахановец С. Прохоров во время работы. Ярославская область. 1944 г. Фото Сидорова. Из собрания Государственного архива Ярославской области.

Фабрично-заводские школы

Образование молодежи в годы войны отошло на второй план. 13 февраля 1942 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О мобилизации на период военного времени трудоспособного населения для работы на производстве и строительстве». Мобилизации подлежали мужчины от 16 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет из числа не работавших в государственных учреждениях и предприятиях. Только в течение 10 месяцев 1942 года в промышленность и строительство было мобилизовано 5 650 900 человек из городского населения и 168 000 человек из сельской местности.

О том, что большая война начнется, знали все. Вопрос стоял только о сроках её начала, ну а в быстром её завершении «малой кровью и могучим ударом» на территории врага никто не сомневался. Штабные игры предусматривали наступательную тактику. «Если завтра война» и другие пропагандистские фильмы конца 1930-х внушали веру в несокрушимость Красной Армии. Тем не менее, в преддверие грозных событий войны, еще в 1940 году было принято одно важное социально-экономическое решение.

«

«Предвоенная обстановка продиктовала и необходимость создания системы трудовых резервов. За короткий срок в Москве и области было организовано и в 1940 г. уже функционировало 129 ремесленных училищ и 29 школ фабрично-заводского обучения, в которых обучение 77 тысяч учащихся. Для предприятий автомобильной, авиационной, станкостроительной промышленности, оснащенных лучшим для того времени оборудованием, это был солидный отряд будущих квалифицированных рабочих».

»

Из воспоминаний Б. Н. Черноусова, секретаря Московского Комитета ВКП(б).

Таким образом, было положено начало созданию огромной, как мы увидим, армии резервного труда, которая сыграет свою роль уже в годы войны. Секретарь Сталинградского обкома ВКП(б) Михаил Александрович Водолагин указывал, что «другим новейшим предприятием явилось создание в октябре 1940 года системы государственных трудовых резервов на основе массовой подготовки рабочей силы для народного хозяйства в ремесленных училищах и в школах ФЗО. Так, в 1941 году сталинградская промышленность получила из школ ФЗО 14 тысяч квалифицированных рабочих, а в 1942 году с учетом выпуска из ремесленных училищ – еще 18 тысяч. Это пополнение, в основном из подростков, составило треть работающих на предприятиях Сталинграда».

not loaded

Школа ФЗУ автозавода. Из собрания Ярославского музея-заповедника.

Школы фабрично-заводского обучения (ФЗО) начали создаваться в стране с 1940 года и подчинялись Главному Управлению трудовых резервов; на местах – соответствующим областным управлениям. Школы ФЗО были профессионально-техническими учебными заведениями и создавались при промышленных предприятиях. Срок обучения в них составлял 6 месяцев.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1940 года «О государственных трудовых резервах», в Ярославской области в 1940 году было открыто 10 школ ФЗО. В период войны работало свыше двух десятков таких школ. В разные периоды войны в школах ФЗО Ярославской области обучалось от 2000 до 5000 человек. После окончания школ выпускники проходили аттестацию, получали рабочий разряд и трудились впоследствии на предприятиях области.

not loaded

Подростки из ремесленного училища на производстве в 1941-1942 гг. Из собрания Государственного архива Ярославской области.

Многие подростки принимали решение о вступлении в школах ФЗО из-за тяжелого экономического положения семьи. Другие шли туда из этических соображений – ради служения стране и помощи фронту. Тем не менее, попасть в ФЗО подросток мог и по разнарядке, при нехватке кадров на предприятии. И здесь от него ничего не зависело.

«

«Однако не все смогли закончить курс обучения в школе, многим пришлось уйти в ФЗО или совсем бросить учебу. Отцов забирали на фронт, матери выполняли трудовые повинности: рыли окопы, работали на предприятиях, заменяя мужчин. Оставались большие семьи, которые нужно было кормить, поэтому старшие дети были вынуждены устраиваться на работу. Тех, кто плохо учился, из школы отправляли в ФЗУ».

»

Из воспоминаний Алевтины Григорьевны Тихоновой (г. Ростов).

На предприятиях СССР еще в 1920-е годы были созданы Школы фабрично-заводского ученичества, в качестве низшего типа профессионально-технической школы. Они готовили из подростков будущих квалифицированных рабочих. Срок обучения составлял 3−4 года. В школу принималась молодёжь в возрасте 14−18 лет с начальным образованием.

С началом войны большое число школьников в возрасте 14 лет и старше перешло на учебу из обычных школ в ремесленные училища и школы ФЗО. Так, например во время войны на Пермском моторостроительном заводе № 19 трудились около восьми тысяч подростков, большинству из которых было 14 -16 лет.

Многие из них получили трудовые книжки гораздо раньше, чем паспорта. И чтобы подростки могли дотянуться до станков, им приходилось подставлять ящики.

Для учебы подростков-рабочих в 1943 году была создана сеть школ в городах и рабочих поселках Ярославской области. Они учились 3 дня в неделю по 3 часа по программам 5-10 классов общеобразовательных школ. В апреле 1944 года было принято распоряжение СНК СССР «О переименовании школ для подростков в школы рабочей молодежи и об утверждении Положения о школах рабочей молодежи», сокращенно – ШРМ. В них подростки обучались по программе средней школы без отрыва от производства.

Не стоит забывать и о такой категории как воспитанники детских домов и исправительных колоний. Они тоже не избежали труда на производстве в годы войны, причем выбора у них было еще меньше, чем у детей из обычных семей. В июне 1943 года Совнарком СССР принял постановление «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством» и «О трудовом устройстве подростков старше 14 лет – воспитанников детских домов, трудовых колоний НКВД и детей, оставшихся без родителей». В соответствии с этим постановлением в различных районах страны организовывались трудовые воспитательные колонии на 30 тысяч подростков, задержанных за различные преступления. 42 000 детей старших возрастов из детских домов и трудовых колоний, а также детей, оставшихся без родителей, направлялись на учебу в ремесленные и железнодорожные училища и школы ФЗО.

Подростковый труд в Ярославской области

Еще 10 июля 1941 года газета «Правда» сообщила гражданам о переводе экономики на военные рельсы: «У нас не может быть теперь «мирных предприятий». Каждый завод, каждая фабрика должны работать для удовлетворения военных нужд». Как следует из отчета Ярославского горсовета о состоянии народного образования за годы войны, «в течение полугодия 1941/42 года из школ города выбыло 11 456 человек». На Ярославском заводе топливной аппаратуры учащиеся техникумов и школ составили 35%. На судостроительном заводе домашние хозяйки и ученики-подростки составили 36%. В конце 1941 года на Ярославский электромашиностроительный завод пришло пополнение: 306 человек в возрасте до 16 лет, 393 человека – в возрасте 16-17 лет. На одной из старейших в России ткацких фабрик «Красное Эхо» в Переславле-Залесском трудилось около 1500 подростков.

Деревенских девушек, которых считали более физически развитыми, могли привлечь и на специфически мужскую работу. Так произошло с путейной бригадой на железной дороге в Данилово, где трудились 16-летние девушки. Пришел начальник и сообщил: «Нужно усилить работу кузницы. Будет вам, конечно, в кузнице труднее, чем здесь, зато и дневной паек хлеба у кузнеца больше – 600 граммов». Собрание было коротким. Кому из девушек идти в кузницу, решил сам начальник.

not loaded

Бригада девушек-кузнецов Ярославского автозавода 1944 г. Из собрания Государственного архива Ярославской области.

Еще летом 1941 года в область стали прибывать эвакуированные дети. Только в течение первых полутора лет войны сюда было эвакуировано 106 603 ребенка, большинство – из Ленинграда, причем многие из них были раненые. В 1943 году в Ярославской области насчитывалось 312 детских домов, подопечные которых пополнили ряды рабочих. На фабрике «Красный перевал», в прошлом Норской мануфактуре, выпускали пряжу. Большинство принимаемых в школу ФЗУ при фабрике и на индивидуальное бригадное обучение в 1942-1943 годах составляла молодежь в возрасте 14-16 лет. Значительное пополнение шло за счет эвакуированных детей.

В 1941 году 40 эвакуированных детей из Ленинграда были направлены на фабрику «Красный перевал», а уже в 1943 году руководство фабрики организует отбор и привоз на фабрику около 300 человек в возрасте 13-14 лет из детских домов Пермской, Вологодской, Ярославской областей. О проблемах с рабочей силой в стране в те годы говорит постановление правительства от 21 мая 1942 года, согласно которому было разрешено брать на обучение на заводе подростков, от 14 лет при наличии медицинского заключения о состоянии их здоровья, с продолжительностью рабочего дня 6 часов.

В октябре 1941 года на Ярославский шинный завод была принята группа подростков, эвакуированных из Ленинграда. В цехах завода они и учились по программе средней школы, и осваивали производство. Для этих детей было построено общежитие и в 1943 году открыта школа рабочей молодежи. Из приказа директора Шинного завода за 25 апреля 1943 года мы узнаем, что «коллектив молодых работниц 14-15 летнего возраста, ранее эвакуированный из города Ленинграда и прибывших на завод с 8 октября 1942 года успешно справляется с производственными заданиями по норме выработки и добился значительных успехов в деле производственного обучения и качества выпускаемой продукции. 12 человек было премировано».

not loaded

На фотографии Л. Ченева, которая в годы войны работала вулканизаторщицей (на заводе всегда чисто мужская профессия), ей помогает девочка – подросток из Ленинграда. Из собрания музея Шинного завода.

Цели улучшения подросткового труда способствовали самые разнообразные методы как «положительного», так и «отрицательного» стимулирования. «Положительное» стимулирование складывалось из разного рода поощрительных моральных и материальных мер воздействия. Так, медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» было награждено свыше 16 миллионов человек. Трудовыми орденами и медалями были награждены 204 тысячи человек в тылу, а звание Героев Социалистического Труда получил 201 человек. Параллельно с этим существовало наказание вплоть до уголовной ответственности за прогулы, опоздания и другие нарушения, а также система штрафов и вычетов за брак и плохое качество.

«

«Рабочий день длился 12 часов. Трудились в две смены, круглосуточно. Чтобы не опоздать, я выходила из дома в пять часов утра, за час до начала смены. Все тогда ходили пешком. Никаких автобусов не было, да и машин было мало. Паточный завод в войну выпускал глюкозу и патоку. Продукция отправлялась на фронт. Если завод перевыполнял план, или директор постарался сэкономить, то рабочим давали пайки. При заводе были столовые для рабочих, но мы чаще брали еду с собой из дома. Кусочек хлеба или суп в банке, или картошечки. На заводе шли соцсоревнования. На токарные станки ставили флажки, если рабочий перевыполнял норму. На праздники давали премии, обычно какими-то вещами: часами-будильниками, отрезами материала. Наше предприятие охранялось, была проходная, где сидел дежурный с винтовкой»

»

Из воспоминаний Люции Александровны Зарайской (1925 г.р.) о работе на Паточном заводе в Ростове

not loaded

Сборка энергопоезда для Донбасса 1940-е гг. Из собрания Государственного архива Ярославской области.

Трудившийся на Ярославском паровозоремонтном заводе Ф.И. Родионов вспоминает, как в начале войны ему было 13 лет, а в 1942 году он, будучи учеником железнодорожного училища, проходил практику на заводе и трудился на постройке и ремонте бронепоездов.

«

«Нас, мальчишек малорослых, направляли в арматурную бригаду сборочного цеха. Наша задача была – установка и сборка труд от тандем-насоса к резервуарам, от резервуаров к крану машиниста, от крана машиниста – к тормозным цилиндрам. Нашими были и трубы смазки от пресс-масленок к буксам, паровым цилиндрам, параллелям шатунно-кривошипного механизма. Все это приходилось собирать между броней и котлом, где и нам, пацанам, было тесно. Летом жара и духота, зимой холодно: если зазеваешься – кожа с рук останется на броне. Если медники при пайке штуцеров перепутают их с гайками, то при монтаже их не соберешь. А мастер Кудряшев торопит и кричит, что срываем график работ. Что хочешь делай, а собирай. Дело доходило до слез».

»

Из воспоминаний Ф. И. Родионова

Не выдержав условий труда, за год с завода дезертировало 122 человека, отдано под суд 135 человек, 251 человек был помещен под арест. В большинстве случаев нарушителями становились молодые рабочие.

Пришедшие на заводы и фабрики Ярославской области новички, в основном женщины, молодежь и подростки, срочно нуждались в профессиональной подготовке. Они обучались на краткосрочных курсах, в школах ФЗУ, а чаще – прямо у станков. Только на текстильных предприятиях области за время войны было подготовлено более 19 тысяч новых рабочих, почти на 29 тысяч человек восполнила состав своих кадров Ярославская железная дорога, больше чем на 5 тысяч – шинный завод. За годы войны 30 ремесленных училищ области передали в промышленность почти 37 тысяч квалифицированных рабочих. К январю 1945 года даже на оборонных и машиностроительных предприятиях оставалось только 35,2% прежних кадров с довоенным стажем работы, а на железной дороге к апрелю 1944 года – лишь 17%.

Таким образом, труд подростков стал важной составляющей военной экономики области и страны. Он был обусловлен тяжелым положением в тылу, кадровым голодом, а также получил юридическое обоснование и был закреплен советскими социальными практиками.

Примечания

 

Беляков Ю.П. Время больших свершений: Очерки истории Ярославского электромашиностроительного завода. Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1981.

 

Виноградов М.В., Землянский А.Ф., Карасев С.М. «Красный перевал». Очерки истории фабрики. Ярославль, 1976.

 

Выпов А.А. Дорога длинной в 100 лет: Ярославский электровозоремонтный (паровозоремонтный) завод/А.А. Выпов. – Издательство «Нюанс», 2012.

 

Девчонки из Даниловской кузницы//Северный рабочий. 5 мая 1986. С.2

Иванов К.И. Фабрика «Красное эхо»: 1849-1949 гг. Переславль-Залесский: Переславский совет ВООПиК, 2004.

 

Кузница победы: Подвиг тыла в годы Великой Отечественной войны. Очерки и воспоминания. – 2-е изд. М.: Политиздат, 1980.

 

Мурманцева В.С. Советские женщины в Великой Отечественной войне. Москва, 1974.

 

Очерки истории Ярославской организации КПСС. Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1967.

 

Синицын А.М. Всенародная помощь фронту. – 2-е изд. М.: Воениздат, 1985.

 

Ярославский «Автодизель». — Ярославль, 1966.

Третьякова Елена. «Мальчика на ящике» взяли на Пермский завод «по блату» – в 11 лет

 

Ярославская область в годы Великой Отечественной войны./Составители Г. Казаринова, О. Кузнецова/ - Ярославль: ИПК «Индиго», 2010.

 

Ярославская область за 50 лет: 1936-1986: Очерки, документы и материалы/Редкол.: Г.И. Калинин (предс.) и др.; Науч. ред. отв. сост. В.Т. Анисков. Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1986.

 

Ярославский ордена Ленина Шинный завод. Сборник документов и материалов. Ярославль, 1968.

 

 

 

 

Текст: